Меню
06 февраля 2018 | 21:17 | 1936

Дом Розанова: век спустя

Эта история началась в августе 1917 года. Сюда, в Сергиевский Посад, из Петрограда бежит от революции и немцев Василий Розанов, философ, литератор, публицист.

Вместе с семьёй он селится в доме на Полевой – доме священника Беляева. 5 февраля 1919 года в этом доме Розанов умирает. А дом продолжает жить своей жизнью, ветшает, переходит из одних частных рук в другие. В начале 90-х на дом вешают мемориальную доску с именем Розанова. Но в городе были и есть люди, которых всегда беспокоила судьба этого исторического дома.

В этой папке письма, просьбы, жалобы – дом Розанова надо спасать. Юрий Николаевич Палагин обошёл все этажи власти. Тщетно. 

«Президенту писал, ответили, что письмо получено», –
Юрий Палагин, писатель, автор 7 томов по краеведению Радонежья, лауреат премий Чехова, Бунина, Пришвина, Почётный гражданин Сергиево-Посадского района

Он ещё верит, что его услышат, и 7 января 2018 года пишет письмо министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Просит выкупить единственный уцелевший во всей стране дом Розанова и отреставрировать. Министерство культуры отвечает так же, как и местная власть: не можем, приобретение недвижимого имущества в государственную собственность у частных лиц не осуществляем.

«Если это не удастся, то я посчитаю свою жизнь напрасно прожитой. Надо добиться, но как, уже не знаю», –
Юрий Палагин, писатель

«С 60-х годов к этому дому интеллигенция наша читающая регулярно совершала паломничества. Это было традицией – в определённые дни, связанные с его памятью, собиралась в Москве группа, одна, другая, и приезжали сюда как в Мекку. Это сакральное место. И сам дом, и его состояние напоминали о трагических днях его последних. Эта традиция продолжается по сей день. Очень многие, не как в музей, а просто постоять у дома Розанова сюда приезжают. Если бы приложить не очень большие усилия, можно было бы в этом доме сделать хотя бы маленький книжный магазин, что-то другое, что оправдывало бы вложение средств. Может быть, это бы упростило задачу сохранения этого памятника. Ещё лучше, если бы он стал филиалом какого-нибудь сергиевопосадского музея», – 
Николай Гаврюшин, профессор МДА

Мы в библиотеке Московской духовной академии. Профессор Николай Константинович Гаврюшин – в Академии он читает курс лекций по русской религиозной мысли – показывает прижизненные издания трудов Розанова. Здесь «О понимании», «Опавшие листья», «Уединённое». 

«В целом, это же мыслитель, который пытался дать общую панораму русской христианской культуры конца XIX - начала XX века в очень большой перспективе. Безусловно, значение его опытов заключается в том, что они очень эмоционально заострённые. Пожалуй, никто из писавших в это время не реализовывал такую субъективную и одновременно эмоциональную оценку очень многих болезненных явлений в русской культуре и, подчеркну, в русской христианской культуре. Розанов был человеком предельно откровенным, для многих неожиданно откровенным, и решался говорить о тех вещах, о которых другие считали говорить просто невозможным», – 
Николай Гаврюшин, профессор МДА

Вместе с Инной Акентьевой, организатором экскурсионного проекта «Интересный Посад. Peshkom», звоним в калитку. Дом Розанова молчит. 

«Несмотря на старость и разруху, это очень атмосферный дом. Не раз водила сюда группы и индивидуальных туристов – тех, кто хочет узнать о наших философах, о Розанове. В последнее время есть интерес к интеллектуальному туризму. Всё меньше людей, которые хотят приезжать большими автобусами на бегу. Всё больше людей хотят потратить свои время и деньги, свои эмоции на туризм, который был бы им близок. Они готовы жить у нас, готовы бродить по этим улицам», –
Инна Акентьева, руководитель экскурсионного бюро «Интересный Посад. Peshkom»

Говорим с народом на Полевой. Снег валит, природа будто не замечает нас и наших усилий. 

«Богослов, писатель, читали о нём отзывы, например, о его диспутах с духовником царской семьи», –
Местная жительница

«Розанова не читал, к сожалению. Сейчас у всех проблем своих хватает, не до философов... В доме есть хозяева, которые живут здесь, надо с ними разговаривать», –
Местный житель

«Спасать однозначно надо, потому что мы слишком много потеряли объектов историко-культурного плана. Другое дело, как? Пришвин говорит: «Одни спрашивают Почему? другие спрашивают Как?». Где изыскать средства. Кто? Может быть, обращение к широкой общественности на уровне министерства сыграют свою роль», –
Алекс Рдултовский, краевед, журналист

Это кабинет философов в библиотеке имени Розанова. Своё имя Сергиево-Посадская центральная районная библиотека получила в начале 90-х годов. Здесь труды и самого Василия Васильевича, а также Флоренского, Леонтьева, Лосева, Булгакова, Александра Меня. 

Посадский краевед и журналист Алекс Рдултовский показывает фотографию дома священника Беляева, того самого, сделанную в 1915 году. Дом только отстроен, свеж и нов. В нём первое в городе центральное отопление. Он ещё не пережил смерть ярчайшего мыслителя XX века Василия Розанова. 

«Ему однажды поклонник написал потрясающую фразу в письме: «Непостижимым образом вы умудрились не надеть на себя систему». Он всегда был таким антагонистом. Он мог сказать своё слово, его за это не любили очень многие. У меня такое ощущение, что всё, что связано с его именем, тоже претерпевает некую борьбу», –
Инна Акентьева, руководитель экскурсионного бюро «Интересный Посад. Peshkom»

«Смерть есть холод, врывающийся в теплоту жизни», – писал Розанов. Он умирал в нищете, холоде, отчаянии. Похоронен в Черниговском скиту.

«Я был уверен, что уж министерство-то культуры России сделает всё возможное, чтобы увековечить имя гениального мыслителя Василия Васильевича Розанова. И я поражён бездушному отношению минкультуры России к отечественной культуре», –
Юрий Палагин, писатель

Смотрите также Судьба дома Розанова
Поделиться этим видео:
У меня есть новость для вас

Сейчас на главной

Топ-10 видео недели

Только важные новости дня